Главная / Новости / Российский автопром на деле не существует

Российский автопром на деле не существует

Несмотря на богатство авто заводов на местности Рф, государственного русского автопрома, в экономическом осознании, практически нет.

81 годом ранее, 7 января 1933 года, выступая на Пленуме ЦК с докладом об итогах первой пятилетки, И.В. Сталин в числе многих достижений упомянул и автопром, сказав такую фразу «У нас не было авто индустрии. У нас она есть теперь». Что и зафиксировали для истории бесстрастные стенографистки.

Мог ли тогда, как сам Сталин, так и все другие присутствующие на пленуме, поверить в то, что через 80 лет такое понятие как «отечественный автопром» пропадет из обихода поэтому, что этого самого российского автопрома просто не станет.

И это невзирая на то, что за последние 10 лет автозаводы в Рф вырастают как грибы после дождика. Но дело в том, что, к примеру, Хэндэ Solaris либо Рено Logan с клеймом Мейд in Russia, не являются русскими автомобилями.

Да, они произведены на местности Рф, в их есть некоторый процент русских девайсов, их продают и приобретают за рубли, но русскими они от этого не становятся.

Как не становится американской Тоета Highlander, выпущенная в США, и точно так же не становится английским Nissan Qashqai, сошедший с сборочного потока завода в Сандерленде. Так как они всего только собраны в США, но все преференции с их получают японские автоконцерны.

Точно так же никогда не будет собственного автопрома у Свазиленда либо Папуа-Новой Гвинеи, даже в этом случае, если там выстроит собственный завод Форд либо Фольксваген. Точно так же нет его и у Рф со всеми бессчетными авто кластерами.

А вот выпускаемые при Сталине Форд A, под именованием ГАЗ-А, либо Fiat 124, нареченный в СССР ВАЗ-2101, были русскими автомобилями, невзирая на их происхождение. Так как выручка после их реализации не утекала за предел, как в случае с столичным Рено Logan либо петербургским Хэндэ Solaris, а оставалась в бюджете страны.

Естественно, кое-что удается отщипнуть в бюджет и с собираемых в Рф импортных машин, но это копейки по сопоставлению с тем, что получают обладатели построенных за последние годы в Рф автозаводов.

Если уж именовать вещи своими именами, то собственного автопрома, выпускающего легковые авто, в Рф нет. Точнее, есть только производитель джипов УАЗ, но как длительно он будет выпускать авто своей конструкции – непонятно.

Не исключено, что УАЗ, так же как и подавляющее большая часть доживших до наших дней российских автопроизводителей, в последнее время переключится на выпуск импортных машин.

Что касается других наших автозаводов и марок, то их перечисление больше всего припоминает наполнение похоронок. «Москвич» – пал гибелью храбрых сражаясь в окружении превосходящих сил противника. Легковое отделение ГАЗа, выпускавшее «Волги» и «Чайки» – погибло из-за некомпетентности командиров.

ИЖ – не вышел из окружения и сдался на милость фаворита. Победителем оказался АвтоВАЗ, который сам, в свою очередь, принадлежит альянсу Renault-Nissan, точнее, имеющему голландскую прописку Alliance Rostec Auto BV.

Так что наивно мыслить, как будто русские «Лады» вправду русские. Выручка от проданных машин исправно перекочевывает на счета вышеназванной голландской компании.

Про легковое отделение ЗиЛа в этой связи даже как-то неловко упоминать, потому что оно и в годы расцвета выпускало штучные авто для партноменклатуры и потому, с исчезновением оной, лишилось основного заказчика.

Точнее, партноменклатура сменила расцветку, превратившись в демократов, а какой настоящий демократ будет ездить на русском лимузине? Демократ меньше как на Мерседес S-класса не согласен. Так что легковое отделения ЗиЛа отдало приказ длительно жить одним из первых.

Можно вспомнить ещё Серпуховский автозавод выпускавший микролитражки «Ока» и КАМАЗ, так же производивший эти машинки. Судьба «Оки» в обоих случаях была схожа – её создание на обоих заводах было свернуто и больше вопрос о её производстве не подымался.

Грустная судьба поняла на деньках и ТагАЗ, который совсем признали нулем, хотя Таганрогский завод формально оставался единственным русским автоконцерном, который выпускал единственный российский легковой автомобиль – ТагАЗ Aquila.

И пусть машина была разработана в Корее, это был, все же, единственный автомобиль, который с полным на то правом можно было именовать российским, потому что вырученные от его реализации средства не уходили за предел.

Независящий автоконцерн Derways из Черкесска, так же можно отнести к представителям русского автопрома, вот только дело в том, что собирает он только китайские авто, в каких если и есть что русское, так только труд рабочих. Собственных же моделей у Дервейса, к огорчению нет.

Российским можно
было бы именовать и «ё-мобиль», создание которого должно было начаться ещё годом ранее, но сейчас, судя по инсайдерской инфы, ё-мобиль не появится на русских дорогах ни в 2015, ни в 2016 годах. А может и вообщем никогда не появится и этот вариант развития событий кажется более возможным.

Ну и как не сказать в этой связи пару слов о компании «Маруся Моторс», от которой никто так и не дождался российского соперника Феррари и Lamborghini. Сколько было сказано звучных слов и изготовлено пафосных заявлений, но что-то не видать до сего времени на русских дорогах спортивных автомобилей Marussia B1 и В2.

Зато каким-то чудом «Маруся Моторс» приняла роль в проекте «Кортеж». Автоконцерн, если его так вообщем можно именовать, вдруг оказался допущен к святая святых – к производству машин для первых, а так же вторых, третьих ( и дальше по списку) лиц страны. Не в одиночку, естественно, но всё же так и охото сказать – дивны дела твои, Господи.

Вот и выходит, что, невзирая на оптимистичные заявление чиновников, приводящих цифру в 2 млн. 608 тыс. проданных в 2013 году легковых автомобилей и уверяющих, что к 2020 году в Рф будет продаваться 3,5 млн. машин, на долю русского автопрома перепали сущие крохи из числа тех $70 миллиардов. что издержали россияне на покупку машин.

Так что волей неволей придется перефразировать фразу Сталина – «Раньше у нас был автопром. Сейчас его у нас нет». А если кому фраза Сталина в начальном варианте и подходит, так это Китаю.

Стране, не позволившей перевоплотить себя в сырьевой придаток и очень стремительно избавляющейся от всё ещё применяющегося к ней термина «страна третьего мира». Чего, к огорчению, нельзя сказать про Россию…

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*